среда, 14 октября 2015 г.

По безвинно павшим колокол звонит...

Еще одна печальная дата нашей истории... приходится она на месяц октябрь. Предпоследнее, 30-е, число - День памяти жертв политических репрессий

Этот день не назвать нам победным.
Он печален, как осенью дождь.
Мы хотим вечно помнить об этом.
Эта память – невидимый нож
.
©http://www.vampodarok.com/pozdr/prazdniki/den-pamyati-zhertv-politicheskih-repressii/


День памяти жертв политических репрессий в России - напоминание нам о трагических страницах в истории страны, когда тысячи людей были необоснованно подвергнуты репрессиям, обвинены в преступлениях, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку и на спецпоселения, лишены жизни.


День памяти… Печальный, скорбный день,
Когда на целый мир ложится тень
Былых времён, жестоких и кровавых,
Под знаками позора, но не славы.

День памяти – погибших, павших, жертв,
Что муки неповинно претерпев,
Сложили головы во рвах, и не отпеты,
                    И души их – в раю витают где-то…

История Дня памяти такова: 30 октября 1974 г. по инициативе диссидента Кронида Любарского и других узников мордовских и пермских лагерей был впервые отмечен «День политзаключённого» - совместной голодовкой и зажиганием свеч в память о безвинно погибших. Эта памятная дата установлена не государством, а самими узниками политических лагерей. Решение Верховного Совета России от 18.10.1991 г.  внесшее его в государственный календарь только придало ему официальный характер.

День памяти жертв политических репрессий - день всеобщего траура, потому что жители нашей страны пережили национальную трагедию, которая началась сразу после октября 1917 г.

Несколько фактов.

Практически все крупные стройки Красноярского края стоят на костях заключенных. В 1935 году было положено началу создания лагерей в крае. И первым из них был Норильлаг. Максимальная численность заключенных – 72 490 человек на 1 января 1952 года.

Сотни тысяч заключенных содержались в Краслаге, Норильлаге, Горлаге, Енисейстрое и в других лагерях. В крае велась стройка №503 – строительство железной дороги Салехард – Игарка, в народе больше известная как «сталинка», а позднее «Мертвая дорога». Строительство велось ударными темпами и контролировалось Сталиным. Заключенные работали в сорокаградусные морозы зимой и в болотах и болотистой местности летом. Максимальное количество заключенных – 29 126 человек на 1 января 1950 года.

И шли они – по городам и весям,
По голой тундре, по глухой тайге,
С тоскою по осиротевшим детям,
С мечтой о хлебе, о скупом пайке,
Голодные, замёрзшие, больные,
И просто – невесомые почти,
И как же, только души их шальные
В тела тщедушные вместиться так смогли.

Вот-вот, взлетят под облака и к раю
Приблизятся, закончив скорбный путь,
И отдохнут. Но я не забываю
О том, как их хлестал жестокий кнут,
Как шли они – по городам и весям,
По стылой тундре, по степи сухой,
С тоскою по осиротевшим детям,
Под скорбный звон кандальный над страной…


История нашего района неотделима от истории нашей страны. В нашем поселке есть свидетели тех давних и страшных событий. Они были вырваны из привычной жизни, испытали голод и холод, разлуку с родственниками.

Разве сможет забыть семья Карла Эммануиловича Шайбеля о том страшном времени? Волна репрессий настигла их семью в 1941 году. Они жили в Саратовской области, в Поволжье. Он даже точную дату помнит до сих пор - 28 августа. Отца забрали в трудармию, а всему селу объявили, чтобы брали с собой не больше одного чемодана и готовились к выселению.
Ему было тогда че­тыре года. Их выселили в Тюменскую область, станция Ишим. Их разлучили с матерью, ее отпра­вили в трудармию, а его и младшего брата, которому было чуть больше года, отправили в детский дом. Они пробыли там три месяца, и страх потеряться заставлял их все время держаться за руки.
По какой-то невероятно счастливой случайности, уже, когда собирались эвакуировать детский дом, оказалось, что мать работает рядом. И уже совсем чудо, что ей удалось выходить их, вымо­лить у начальства, забрать из детского дома с собой. И вот они уже едут в телячьих вагонах в Воркуту, но страх, что их сейчас разлучат снова, отберут у матери, заставляет их забиться под нары и умолять маму никому не говорить, что они там.
В дороге украли единственный узел и остались они, в чем были, когда прибыли на место поселения в совхоз Заполярный. Это была колония. Они разместились в бараке, где проживало белее 200 человек. Мать днями работала, а они оставались одни. Условия жизни были невыносимые: голод, клопы, крысы. Женщины с детьми постарше жи­ли на втором ярусе, а с грудными детьми на нижних нарах. Так крысы отгрызали у младенцев пальцы, пока они спали.
Это все помнится Карлу Эммануиловичу, как будто было вчера. Они все это время ничего не знали об отце. 10 лет о нем не было никаких известий. Мать писала во все ин­станции, много, неоднократно, и однажды ей пришел ответ, что он в Якутии, на золотых рудниках. Он ответил на их письма и даже прислал деньги, чтобы мать с детьми приехала к нему. Получив эти деньги, она купила детям одежду, а остальные раздала таким же одиноким и нуждающимся женщинам, рядом с которыми жила. Позднее отец сам вернулся к ним, семья соединилась. Дети выучились, Карл Эммануилович закончил Ижевский мединститут и распределился в Якутию, там он встретил свою будущую жену и вместе с ней переехал в Муромцево. Вот такая судьба.

Муромчанка Степушкина Любовь Лавровна. У них была обычная крестьянская семья – отец, мать, пятеро детей. Немного пашни, дом, лошадь и корова, одна беда – отец был грамотным. Они попали под раскулачивание. У них отобрали все, жить стало невыносимо, и отец вынужден был перебраться с семьей в Краснодарский край к родственникам. Живя уже здесь, он, возможно случайно, прогово­рился о том, что он раскулаченный, а позднее они узнали, что это было сделано по доносу.
Его за­брали и расстреляли в 45 лет. Тогда полдеревни арестовали и увезли детей в неизвестном направ­лении. Детей отнимали у матерей, но их мать долгое время пряталась по погребам, поэтому убе­регла всех пятерых. Растила их одна. Разве можно передать, как тяжело ей было тогда. Для всех они были враги народа, и куда бы они ни обращались за помощью, отовсюду их гнали. У ребяти­шек не было ничего, чтобы обуть и одеть. Они друг друга пережидали, чтобы взять одежду и идти в школу, даже опухали от голода. Но всех их мать выходила, вырастила и умерла, так и не дож­давшись весточки от отца.

"Мама до самой смерти его ждала, верила, что он живой, что он вернет­ся, он же ни в чем не виноват!" - вспоминала Любовь Лавровна. Однажды на очередной ее запрос в государственные органы ей неожиданно быстро пришел ответ: умер в заключении от анемии, и даже пенсию назначили. А его в 1938 году "тройкой" НКВД приговорили к расстрелу. Расстре­ляли в тюрьме в Минусинске на берегу реки Абакан. Их было множество тогда, приговоренных к расстрелу, их выводили на берег, расстреливали и трупы сбрасывали в реку. До сегодняшнего дня Любовь Лавровна помнит все.

            «Сибирь… есть тюрьма  колоссальная»  - написал еще в XIXв. первый губернатор Енисейской губернии А.П. Степанов. В сталинские времена в Сибирь, наряду с сотнями тысяч советских военнопленных, были депортированы калмыки, немцы, финны, крымские татары, карачаевцы, чеченцы, балкарцы, турки месхетинцы и другие народы, жители территорий СССР, находившихся под оккупацией немцев, граждане стран Восточной Европы, в том числе и русские эмигранты.
             
А сколько крестьян увезли «из Сибири в Сибирь» во время коллективизации! Спецпоселение существовало и на территории нашей, Омской области. Это Кулай. Название заимствовано от названия таежной речки Кулай, что в Тарском районе. Сюда в 1930-х ссылали раскулаченных омских крестьян.



                 Не забывайте тех людей,
                 Что пали без вины своей,
                           Поклон их памяти святой,
                           Да будет вечным их покой...




По всей России в этот день пройдут памятные мероприятия, и мы, муромчане, не останемся в стороне.

Сотрудниками межпоселенческой библиотеки им. М. А. Ульянова и кинодосугового центра будет проведен тематический вечер "Когда воюют с собственным народом".

Источники:
9.     Память о прошлом – путь к будущему: сборник статей школьников, студентов, преподавателей, посвященных памяти жертв политических репрессий/[под ред. Н. А. Левочкиной]. – Омск: Изд-во ИП Загурской С. Б., 2014. – 100С., ил.
10.   Свирина З. П. Счастье жить/З. П. Свирина. – Муромцево, 2001. – 106 С.



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Похожие посты

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Очередной рубеж

16.01.2017 г. 55 постоянных читателей и 400 000 просмотров.
25.02. 2017 - 63 постоянных читателя, 500 000 просмотров.
19.04.2017 - 67 постоянных читателей, 613 000 просмотров.
17.08.2017 - 75 ПЧ, 750 000 просмотров.
Друзья, спасибо, что вы есть!

Вы можете подписаться на обновления по электронной почте

Google+ Followers

Если Вам понравился блог, можете подписаться на него В ОДИН КЛИК!